Поиск по Каменскому (Днепродзержинску) - компании, предприниматели, товары и услуги.
Разговор о диагностике раннего срока беременности

В тот июньский день дождь побил все метеорологические рекорды. Плотной стеной отгородил он небольшую комнату и нескольких промокших до нитки людей от вечерней Москвы. Как-то сами собой отменились все остальные дела. Участники нашей деловой встречи принимали ванну, пили горячий чай и были похожи скорее на компанию старых друзей, чем на собравшихся для интервью представителей научно-производственной фирмы «Мечников».

Виновником такой неожиданной атмосферы в немалой степени был дождь. Заготовленные фразы и стереотипы он смыл, видимо, еще по дороге. Но было в поведении этих людей, формально — сотрудников одной организации, нечто такое, что заставило меня вообще отказаться от заранее продуманной «беседы на тему». Нечто такое, что не хотелось спугнуть. А странность, своеобразие встречи таилось в том, что хозяин, он же шеф, принимал так своих сослуживцев явно не впервой. Для наших трудовых коллективов — явление, к сожалению, не частое. Дождь позволил мне заглянуть в буквальном смысле на кухню руководителя фирмы, потому как над плитой мы вывесили сушиться свою одежду. Там же мирно сохли мои размокшие репортерские принадлежности.

С первых минут инициатива в беседе была единодушно передана хозяину квартиры Олегу Николаевичу Белюстину. «В миру» он был ответственным за организационную работу фирмы, доцентом и кандидатом.

— Как по-вашему, сколько времени потребуется, чтобы довести идею от лаборатории до производства, если этого очень захотеть? — Хозяин окончательно доламывал каноны интервью своим вопросом «на тему».

— Ну, скажем, лет пять-десять. Если, конечно, нет знакомого министра.

— Оказывается, иногда проще иметь знакомого профессора. Памятуя о долгих мытарствах с изобретениями, мы решили обойтись как можно меньшим количеством министерств и ведомств. Так возникла идея фирмы. Она объединила людей различных профессий. Общим было желание, не отставая от времени, реализовать самые необходимые идеи, накопившиеся в области института Человека. О результатах судите сами. Прошлой весной в лаборатории профессора Вербицкого были разработаны отечественные тест-системы для диагностики ранних сроков беременности, три месяца назад организована фирма «Мечников», а вот — образцы нашей продукции.

На столе между чашками появляется небольшая коробочка. В ней несколько пластиковых пробирок и обломок иммунологической планшетки, знакомой каждому донору.

— Мы наладили выпуск тест-систем для диагностики беременности, начиная с седьмого дня после зачатия. Тест-система, что перед вами, предназначена для домашнего пользования. Есть у нас и ее аналог для точных лабораторных исследований.

Эксперимент, поставленный моими собеседниками, весьма показателен. Ассоциация специалистов, от ученого-теоретика до менеджера или даже дизайнера, оказывается, вполне способна довести до жизни научные разработки в нашей стране и за более короткий срок, чем десятилетие.

Почему-то вспоминается Фрейд, который говорил, что изобретениями человечества являются не только колесо или гайка, но также производственные, экономические и даже самые личные отношения людей. Быть может, ноу-хау изобретенной моими собеседниками ассоциации и есть такая вот, как сегодня, атмосфера рабочих взаимоотношений?

— Что же побудило вас заняться такой сугубо женской проблемой? — обращаюсь я к автору разработки профессору и научному директору фирмы Михаилу Шнееровичу Вербицкому.

— А вы всерьез думаете, что мужчины к этой проблеме непричастны? Необходимость ранней диагностики беременности выходит далеко за пределы «женского вопроса». Она напрямую связана и с экономикой, и с медициной, и со многими другими общечеловеческими областями жизни. Мы самая абортируемая страна в мире. Практически единственный метод регуляции рождаемости у нас — хирургический, поскольку нет в достатке ни самих контрацептивных средств, ни информации о них, ни культуры их применения. Две трети беременностей в городах заканчиваются абортами. При существующей стационарной системе абортов наши женщины пропускают в год около сорока миллионов рабочих дней. Прибавьте к этому человеческий и экономический ущерб от массовых послеоперационных осложнений, психологических травм. Из-за такого небрежного отношения к женщине со стороны власть предержащих ведомств многие вопросы, связанные с рождаемостью, действительно оказываются чисто женскими проблемами.

Я глубоко солидарен с Михаилом Шнееровичем. Слепота и лицемерие — искать безответственность там, где зачастую царит невозможность. Для предупреждения абортов в нашем обществе до сих пор не создано надежных экономических, информационных и культурных предпосылок. И мне всегда казалось безнравственным то отношение, которое сложилось к женщинам, решившимся на аборт. То есть к двум третям горожанок. Их, априори виноватых, добивают «стихами неродившихся детей» на абортных картах; многие выходят инвалидами после некачественных и несвоевременных хирургических операций. Существующее в нашей стране положение не оправдано ни экономически, ни тем более нравственно.

— Вы ратуете за раннюю диагностику беременности, но ведь в итоге все равно аборт?

— Да, аборт, но какой? При небольших сроках возможен микроаборт, наименее опасный для женщины и не требующий стационарного режима. И еще одно достоинство ранней диагностики — своевременная забота о новом человеке.

Многие древние истины только начинают возвращаться в наше сознание, В частности, что забота о ребенке начинается со своевременной заботы о матери. Правда, судя по сегодняшнему оснащению женских консультаций и абортариев, непохоже, что эта истина для нас очевидна.

— С давних пор беременность выявляют на мышах и лягушках, которым вводят мочу «подозреваемых». Насколько я понимаю,— гормон беременности — плацентарный хорионический гонадотропин человека, будем называть его просто ХГЧ, который появляется в организме женщины после зачатия, вызывает у животных увеличение матки и морфологическое изменение яичников, что и обнаруживается на вскрытии. Не кажется ли вам, что такой «живой диагностикум» просто позорен?

— Действительно, уж не говорю о нравственной стороне... Это очень неточная и нечувствительная проба. Она начинает давать положительные результаты только ко второму месяцу беременности, и то с двадцатипроцентной ошибкой. За рубежом давно разработаны иные методы определения ХГЧ — гемагглютинационные и радиоиммунологические. Радиотесты позволили диагностировать беременность, начиная со второй недели, однако этот метод дорог и небезопасен для исследователей. Поэтому коммерческими стали гемагглютинационные тесты, хотя их чувствительность в пятьдесят раз ниже; и установить с их помощью беременность можно только к четвертой неделе срока. Это тест-системы «Гравимун» и «Прегнистикон»...

— Именно их Союзфармация закупает на валюту для наших больниц?

— Да, но, к сожалению, количество ошибок у этих тестов не ниже, чем у геста Ашгейма—Цондека, на мышах.

— Ас чем это связано?

— С тем, что гемагглютинэционные методы недостаточно специфичны. Они используют антисыворотку все к тому же ХГЧ. Получают ее так: вводят животным чистый гормон, и через некоторое время в крови появляются антитела, связывающие ХГЧ. Если к такой антисыворотке добавить кровь или мочу беременной женщины, то антитела свяжут гормон ХГЧ, и выпадет белый осадок. Но антитела сыворотки настроены на различные участки чужой молекулы гормона (их называют антигенными детерминантами). Некоторые из этих участков одинаковы у различных гонадотропных гормонов, выделяемых как гипофизом человека, так и плацентой беременных. Чтобы было понятнее, посмотрите на ряд слов — гормон, гороскоп, город, горечь. Ясно, что во всех словах повторяется сочетание букв гор. Так и в гормонах повторяются фрагменты. Антитела могут их перепутать и прореагировать с теми, которые иногда присутствуют в нормальной крови и моче человека. Так что в принципе этот тест может обнаружить «беременность» и у мужчин. Эта неспецифичность антител, путающих гормоны, приводит к ошибкам в каждом пятом анализе.

— Говорят, что на выделение гонадотропинов влияют эмоции. Получается, что эти диагностикумы реагируют и на страстную влюбленность?

— Теоретически — да.

— Тогда становится грустно от столь малого количества ложноположительных результатов анализов.

— Грустнее то, что влияние посторонних гонадотропинов, которые, кстати, могут попасть в кровь и с лекарствами,— это всего лишь одна из причин роковых двадцати процентов ошибок. Давно уже пора было разработать надежные современные диагностические тесты. И наша фирма справилась с этой задачей. Тест-системы нового поколения не ошибаются.

— Как же удалось вам избавить их от ложных плюсов и минусов?

— В основу нашего метода заложен иной принцип. У нас на ХГЧ охотятся два охотника — пара антител. Если продолжить аналогию со словами, то один тип антител хорошо распознает сочетание букв гор, а другой тип — сочетание мои. Вместе же они безошибочно находят гормон, в нашем случае — ХГЧ. Практически метод выглядит так. Первый тип антител сорбируют в лунке иммунологической планшетки. Затем сюда добавляют пробу биологической жидкости — кровь или мочу. Весь гормон из пробы привяжется к антителам. Теперь сюда же добавляют второй тип антител, ...



« 1 | 2 »
Опубликовано 17.02.2014

62710 просмотров страниц сайта infodz.com.ua - город Каменское (Днепродзержинск) за September 2017г.