Поиск по Каменскому (Днепродзержинску) - компании, предприниматели, товары и услуги.
Завод в годы великой отечественной

В первые же дни войны на заводе состоялся многотысячный митинг. Люди, сжимая кулаки, слушали взволнованные речи ораторов. Мирная жизнь кончилась. Впереди были тяжелые испытания. Но металлурги, как и в годы гражданской войны, готовы были защитить родную Советскую власть. Трудящиеся сурово осудили вероломное нападение фашистских захватчиков на нашу Родину. Дзержинцы заверили партию, ее Центральный Комитет, Советское правительство, что не пожалеют сил, а если потребуется, то отдадут и свою жизнь, чтобы защитить Отчизну. Тысячи рабочих и инженеров завода влились в ряды Красной Армии, около двух тысяч стали ополченцами. Люди целыми толпами приходили в военкомат, просили, а порой и требовали отправить их в действующую армию.


Оставшиеся на заводе стремились работать не только за себя, но и за своих товарищей, ушедших на фронт. Так, уже 22 июня сталевар мартеновского цеха № 3 Т. Г. Синица сварил плавку за 9 часов 5 минут при норме 10 часов 30 минут. Тут же сталевар Ф. Д. Степаненко добился еще большего успеха — выдал плавку за 8 часов 45 минут. Поток сообщений о новых трудовых победах нарастал не по дням, а по часам...


И все ж'ё на заводе остро чувствовалась нехватка рабочих рук. И это понятно: поток военных заказов возрастал. Многие рабочие, не говоря уже о командирах производства, дневали и ночевали в цехах...
В первые дни войны в Днепродзержинске формировалось одно из соединений Красной Армии, командиром которого назначили полковника М. К. Калинина. Городской комитет партии, парткомы предприятий провели огромную работу, чтоб укомплектовать эту воинскую часть. Ее бойцами стали 1500 коммунистов, большинство из них — металлурги. Это еще больше осложнило положение с кадрами на предприятии. И тогда по решению партийных органов в срочном порядке наладили обучение молодежи непосредственно на рабочих местах. За это важное и нужное дело взялись сотни ветеранов труда.


В первой половине июля Днепродзержинск стал прифронтовым городом. Все чаще над городом появлялись вражеские самолеты, стремясь нанести бомбовый удар прежде всего по цехам металлургического завода. Но, несмотря на непрерывные бомбежки, люди оставались на своих рабочих местах, по-прежнему работали четко. Все цехи давали сверхплановую продукцию. Дзержинцы свято выполняли постановление Государственного Комитета Обороны — давать металл до последней возможности.


Враг приближался. 5 августа бюро Днепропетровского обкома партии на расширенном совещании огласило постановление Государственного Комитета Обороны об эвакуации на Восток предприятий Кривого Рога, Никополя, Марганца, Днепродзержинска и других промышленных городов области. Как только кончилось заседание бюро, директор завода имени Ф. Э. Дзержинского И. Ф. Крамер и парторг ЦК ВКП(б) на заводе Ф. А. Петруша, не теряя ни минуты, поспешили в Днепродзержинск. Задача стояла неимоверно трудная: в сверхсжатые сроки вывезти готовую продукцию, демонтировать прокатные станы, электрооборудование, одним словом, все, что можно и нужно, вывезти в глубокий тыл. Мартеновские и доменные печи следовало взорвать или «закозлить», чтобы ничего не осталось такого, чем бы мог воспользоваться враг.


Воистину титанический труд выполняла в эти дни партийная организация завода. Нужно было поднять людей на немедленный демонтаж и эвакуацию оборудования, погрузить его на железнодорожные платформы и в вагоны. Вывезти рабочих и специалистов вместе с их женами, детишками, стариками на Восток. Запастись на дорогу продовольствием и медикаментами. И все это выполнить четко, быстро, соблюдая полный порядок. А с каждым из тех, кого обстоятельства вынуждали остаться на месте, надо было поговорить, вселить веру, что остается он в городе не навсегда — придет время освобождения.
Огонь в домнах и мартенах погас 7 августа 1941 года. Медленно остывал металл. Он оставался в них не на день — на месяцы, а может, и на годы, и не так просто потом будет поднять эти мощные агрегаты из руин, вдохнуть в них прежнюю жизнь...


В те дни войска Юго-Западного направления, неся тяжелые потери, с боями отходили за рубеж Херсон—река Ингулец — Кривой Рог — Кременчуг и дальше — к Днепру. Основной удар гитлеровцев на этом участке приняла на себя Резервная армия под командованием Н. Е. Чибисова. В нее входили воинские соединения, формировавшиеся на территории Днепропетровской области, в том числе и дивизия полковника М. К. Калинина, состоявшая в основном из днепродзержинцев. Резервная армия действовала решительно, отвлекала на себя крупные силы противника, благодаря чему стало возможным организованное проведение эвакуации промышленных предприятий Днепропет-ровщины, том числе и Дзержинки.


В середине августа 1941 года враг подошел к городу. В ночь на 16 августа в глубокий тыл ушел последний эшелон с оборудованием и людьми Дзержинки. С ним уехали директор завода М. Ф. Крамер, главный инженер Ф. С. Таранов, начальник ОРСа И. В. Седых, парторг Ф. А. Петруша, начальник ПРО В. Е. Бойко, главный механик П. П. Ипатов, его заместитель Н. Д. Василевич, главный энергетик А. П. Зайцев, энергетики Е. Д. Олейник, И. Д. Конд-ратков и др. Оборудование завода отправлялось в четыре адреса: Магнитогорск, Свердловск, Нижний Тагил, Белорецк. Надо отдать должное руководству предприятия: оно приняло энергичные меры по эвакуации ведущих специалистов, отгрузке прокатного, энергетического и механического оборудования, приборов, цветного металла и других материалов в соответствии с утвержденным эвакуационным планом. Это позволило впоследствии, в период восстановления завода, после изгнания немецких оккупантов из города, на основе вывезенного и сохраненного электромеханического оборудования быстро вводить в строй металлургические цехи, чего не смогли сделать оккупанты. Несмотря на предпринятые партийными и советскими организациями меры, всех людей эвакуировать не удалось. Не желая оставаться под пятой оккупантов, многие, прихватив нехитрый домашний скарб, переправлялись на левый берег Днепра на лодках и плотах.


22 августа, после ожесточенных боев, гитлеровцы ворвались в Днепродзержинск. Начались тяжкие, долгие дни и ночи фашистской оккупации.


Не прошло и нескольких дней, как немецкое командование обнародовало приказ о том, что металлургам, оставшимся в Днепродзержинске, предлагается немедленно явиться на завод. В противном случае им грозил расстрел. Людей насильно сгоняли целыми группами и под дулами автоматов вели на работу. Гитлеровцы решили во что бы то ни стало восстановить мартеновский цех № 2, начать выплавку стали.


Подпольный городской комитет партии поручил инженеру И. К. Шиманскому и слесарю В. С. Становому любыми средствами не дать фашистам пустить цех.


Гитлеровцам уже казалось, что они близки к цели — все было готово для пуска девятой мартеновской печи. Оставалось всего-навсего провести испытания кессонов под давлением. Испытания начались. Стрелки манометров вздрагивали на нормальных отметках. И вдруг кессоны взорвались. Вместе со взрывом рухнула надежда врагов на получение днепродзержинской стали.


Но это не остановило оккупантов. Они решили любой ценой ввести в эксплуатацию на сей раз седьмую и восьмую мартеновские печи. Увы, тщетными были их старания. На восстанавливаемых агрегатах внезапно и бесследно исчезало запасенное сырье, некоторые узлы или выходили из строя без всяких на то причин, или ни с того ни с сего заваливался разливочный кран, да так, что гнулись подкрановые фермы. Правда, седьмую мартеновскую печь гитлеровцам с огромным усилием все-таки удалось восстановить, только потратить на это пришлось... двадцать один месяц.


Следующим объектом, куда направили усилия оккупанты, стал листопрокатный цех. Шефом назначили эсэсовца Дикгауза. Ему было предписано любыми средствами раз и навсегда покончить с саботажем «красных», добиться, чтобы цех давал продукцию. Дикгауз рвал и метал, избивал рабочих. Несмотря на это, восстановительные работы продвигались черепашьими темпами. Прошло почти два года, прежде чем тонколистовой стан начал катать металл. Но и это одна видимость: мало того, что выпускалось ничтожное количество продукции,— львиная ее доля шла в брак...


В донесении своему начальству в Берлин управляющий заводом вынужден был констатировать: «Это огромный завод. Мы не смогли восстановить его. Теперь производим 80 бричек, 1500 напильников, 80 тысяч костылей для рельсов...» И дальше не без горечи и желчной злобы он сетует: «Большевики дали новому поколению очень хорошее школьное образование. Это молодое поколение не только может читать, но и совсем основательно изучило геометрию и алгебру. С ним трудно сговориться». Фашистскому выкормышу невдомек было главное: советские люди в самых сложных условиях всегда оставались истинными патриотами своей Отчизны.


Среди днепродзержинцев-подполыциков, кто подвергал себя смертельной опасности, шел на самопожертвование в годы Великой Отечественной войны, была семья Лукьяновых. Глава ее, кадровый рабочий Днепровского металлургического завода Евсёй Михайлович Лукьянов, был участником двух войн — империалистической и гражданской. Коммунистом стал еще тогда, когда с оружием в руках защищал завоевания Великого Октября. В годы первых пятилеток слава о нем, известном стахановце, перекрывавшем производственные нормы в несколько раз, пронеслась по всей стране.
Гестаповцам с помощью провокаторов удалось напасть на след подпольщиков. Дети старого кузнеца оказались в фашистских застенках. Их пытали, истязали, требовали выдать сообщников, но они не проронили ни единого слова. Дочь, Веру, гитлеровцы сослали в концентрационный лагерь смерти Освенцим. Там она и погибла. Сын, Василий, перенес все ужасы гитлеровского концлагеря Бухенвальд. После войны все члены семьи Лукьяновых за свой патриотический подвиг были награждены медалями «За отвагу».


Беззаветная преданность Родине, ...



« 1 | 2 | 3 | 4 »
Опубликовано 01.04.2013

40525 просмотров страниц сайта infodz.com.ua - город Каменское (Днепродзержинск) за November 2018г.