Поиск по Каменскому (Днепродзержинску) - компании, предприниматели, товары и услуги.
Молодость старого завода из пепла и руин. Днепродзержинск

Приречные рощи и парки Днепродзержинска позолотила осень. Улицы города были пустынны. Но жители его, скрываясь от рыскавших по домам фашистов, торжествовали: Красная Армия наступает по всему фронту, гитлеровцы бегут на запад!


Днепродзержинцы с нетерпением ждали дня освобождения. И он пришел. Вечером 24 октября 1943 года под прикрытием авиации и артиллерии наши войска начали переправу через Днепр. Гитлеровцы открыли по переправе шквальный огонь. Всю ночь шли бои. А утром на окраине города загремело мощное русское «ура!» На улицах появились наши солдаты, и, не обращая внимания на стрельбу, из домов выбегали жители. Со слезами радости на глазах они крепко обнимали своих освободителей, целовали их, как родных сыновей.


В Днепродзержинск входили все новые и новые подразделения армии-освободительницы.^ Артиллерийская канонада и пулеметная стрельба доносились уже из степи. Над городом стало проясняться небо. Солнце разорвало завесу свинцовых туч и залило ярким сиянием улицы. И тогда днепродзержинцы увидели, как над городом заполыхало пламя алого стяга.


В этот день, в 22 часа, столица нашей Родины Москва салютовала доблестным войскам, освободившим Днепропетровск и Днепродзержинск.


Война продолжалась. Фронт требовал все больше танков, орудий, снарядов, самолетов. Творческая инициатива днепродзержинских металлургов была мобилизова на Коммунистической партией на быстрейшее восстановление цехов.


На завод прибывали небольшие группы рабочих, инженеров, техников. Малочисленной была тогда парт-организация. На первом заводском партийном собрании присутствовало всего 6 коммунистов. Их взорам открывалось грустное зрелище: исковерканные конструкции, взорванные доменные и мартеновские печи, прокатные станы и другие агрегаты.


Но коммунисты не спасовали перед трудностями. Росли партийные ряды за счет возвратившихся из эва-куации, приема ,в партию лучшей части рабочих, инженеров и техников. Уже в январе 1944 года на заводе было до 270 коммунистов, состоявших в 26 парторганизациях. На первых порах встретились серьезные препятствия. Не хватало опытных кадров. Если до войны 70 процентов трудящихся завода были кадровыми рабочими, то теперь, наоборот, 70 процентов составляла молодежь, которую нужно было обучить профессиям, воспитать на славных революционных и трудовых традициях днепровских металлургов.


За это почетное дело взялись старейшие кадровики завода. Партийная организация проводила встречи молодежи с кадровыми рабочими, сотни агитаторов работали в цехах и общежитиях.


Знатные металлурги завода — сталевар П. С. Кочетков, мастер-доменщик А. К. Филиппов, мастер-прокатчик П. П. Латышев и другие — проводили беседы с молодыми рабочими, влившимися в ряды металлургов.


Восстановление завода началось с пуска энергетических агрегатов. После изгнания оккупантов удалось построить небольшие электростанции.


На 26-й день после освобождения города сталеплавильщики сварили первую плавку в мартеновской печи № 5.


У главной проходной завода, в маленьком зеленом скверике, на невысоком постаменте стоит стальной слиток. Это памятник возрождения родной Дзержинки из пепла и руин, памятник трудовой славы металлургов старшего поколения. Молодые доменщики, сталеплавильщики, прокатчики с волнением читают надпись на слитке:


«Первый слиток, отлитый 21 ноября 1943 года на мартеновской печи № 5, на 26-й день после изгнания немецких оккупантов из г. Днепродзержинска. Плавка № 5—1. Сталевары Ф. И. Маклес, Г. А. Панкратенко».


Участник гражданской войны, старейший сталевар мартеновского цеха № 1—2 Франц Иосифович Маклес потом часто рассказывал молодежи о рождении этого памятного слитка, о перёой плавке, сваренной им и его товарищами в те дни, когда у Кривого Рога гремели орудия Красной Армии, преследовавшей фашистских захватчиков.


...Это была самая трудная и самая ответственная плавка за тридцать семь лет работы Франца Иосифовича на печах. На второй день после освобождения города от гитлеровцев он пришел на завод. Здесь встретил своих товарищей, сталеваров Гордея Антиповича Панкратенко, Марка Сидоровича Печерицу, обер-мастера Афанасия Захаровича Ялового. Долго ходили сталевары по цехам, с болью в сердце смотрели на искореженные взрывами конструкции, на груды кирпича и земли. Пришли на свою пятую печь. Она была цела, но заполнена застывшим металлом. Что делать, с чего начинать?


Посоветовались и решили: надо разбирать кладку, извлекать «козел». Дирекция завода поддержала предложение кадровых рабочих. Франц Иосифович Маклес и Гордей Антипович Панкратенко собрали рабочих и вместе с ними приступили к делу. Трое суток не отходили люди от печи: разбирали стенки, свод, выбрасывали, насадки. Каждый горел желанием побыстрее закончить восстановление печи: Родине нужна сталь! На 22-й день работы печь вступила в строй.


Двадцать первого ноября закончилась наварка подины. Печь загрузили шихтой. Началась плавка. Франц Иосифович и Гордей Антипович, не отрываясь, следили за ее ходом. Приборов никаких не было. Приходилось все определять на глаз.


Момент выпуска плавки был радостным и торжественным. Возле печи собрались сотни рабочих, воинов Красной Армии. Вот сталь, озаряя своды цеха, тяжелым потоком хлынула в ковш. Раздалось фронтовое «Ура!» Старый металлург смахнул непрошенную слезу.


Сталевары, выдавшие памятную плавку, много лет назад были артиллеристами бронепоездов, оборудованных руками днепровских металлургов в суровом 1919 году.


Первый слиток стали — символ возрождения завода из пепла и руин.


На 49-й день после освобождения города на тонколистовом стане были прокатаны первые тонны листового железа. Металл дзержинцев обрушивался на врагов тысячами снарядов, шел на восстановление разрушенного войной народного хозяйства.


Помогая бойцам Красной Армии громить врага, трудящиеся завода не жалели сил и энергии для восстановления агрегатов и цехов. Это был великий творческий труд. Его славой увенчаны имена начальника доменного цеха Орешкина, начальника цеха металлоконструкций Дмитрикова, мастера-доменщика Филиппова, бригадиров фронтовых бригад Кобозева, Лебедя, Сазоненко, Поповича, Бабича, бригадира плотников Швеца, элек-тромонтера Белой, техника Кармазина и сотен других.


Душой социалистического соревнования за быстрейшее восстановление завода были коммунисты. Мастер-прокатчик Лытышев попросил начальника среднесорт-ного цеха послать его в отстающую смену. Опытный мастер-коммунист в первый же день воодушевил молодых вальцовщиков и сварщиков. Бригада прокатала 500 заготовок, превысив сменную норму на 25 процентов.


Успешно шло восстановление металлургических агрегатов. С ноября 1943 года по февраль 1944 года были введены в эксплуатацию мартеновская печь № 5, тонколистовой стан, газогенераторы в рельсобалочном цехе, здание и оборудование насосной станции № 5, шесть паровозов, 65 километров железнодорожного пути, восстановлены 30 тысяч квадратных метров жилой площади, доменная печь № 1, мартеновские печи № 1, 2 и 3.


Занимаясь восстановлением металлургических агрегатов, партийная организация завода уделяла большое внимание внедрению новейшей техники, совершенствованию технологии производства. При восстановлении доменного цеха перед строителями была поставлена задача полностью ликвидировать тяжелые профессии каталя, накидчика, засыпщика. Был объявлен конкурс на лучшее предложение по механизации этих работ. Творческое содружество передовиков производства и рационализаторов привело к успешному решению этой задачи.


На совещании партийно-хозяйственного актива завода, состоявшемся в июне 1944 года, сообщалось, что за первое полугодие поступило 283 рационализаторских предложения. Экономический эффект от реализации 207 из них составил 1 миллион 250 тысяч рублей. Начальник доменного цеха коммунист Орешкин внес предложение о реконструкции всей системы выдачи чугуна из доменной печи № 1. В результате был облегчен труд горновых, высвобождены паровоз и электрокран. А завод получил свыше миллиона рублей экономии.


Летом 1944 года сталь плавилась уже в двух мартеновских печах. Здесь работали сталевары Гордей Панкратенко и Франц Маклес, Дмитрий Запара и Василий Гунько. Ожил листопрокатный цех, давали чугун две восстановленные доменные печи. Заново строился разрушенный немцами мартеновский цех № 2.
По результатам социалистического соревнования за октябрь 1944 года коллективу трудящихся завода было вручено переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны. 13 ноября на состоявшемся по этому поводу митинге металлурги обязались до конца года дать сверх плана тысячи тонн чугуна, стали и проката, значительно перевыполнить план строительно-монтажных работ.


В начале января 1945 года на имя директора завода Н. М. Фоменко из Москвы была получена такая телеграмма:


«Решением ВЦСПС и Наркомчермета по итогам за декабрь Вашему заводу по восстановительным работам присуждено первое место с оставлением переходящего Красного знамени Государственного Комитета Обороны. Доведите до сведения коллектива завода.
Зам. наркома черной металлургии Райзер».


В тяжелых условиях приходилось работать металлургам и строителям. Не хватало не только материалов, механизмов, электроэнергии, но также продовольственных и промышленных товаров.


1945 год вошел в историю нашей Родины как год победы над фашистской Германией и империалистиче-ской Японией. Вместе с тем, он был годом и трудовых побед. Дзержинцы внесли свой вклад в достижения героев тыла. В первом полугодии был пущен ряд цехов и агрегатов.
 
В честь Победы коллективы металлургов Магнитогорского и Кузнецкого комбинатов обратились ко всем работникам предприятий черной металлургии СССР с призывом развернуть Всесоюзное социалистическое соревнование за увеличение производства металла. Дзержинцы одними из первых откликнулись на этот призыв, ...



« 1 | 2 | 3 »
Опубликовано 19.04.2013

14837 просмотров страниц сайта infodz.com.ua - город Каменское (Днепродзержинск) за November 2019г.