Поиск по Каменскому (Днепродзержинску) - компании, предприниматели, товары и услуги.
Иван Михайлович Шепетов

По украинским трактам, дорогам, степным просторам шагали армии немецкого генерала Эйхгорна. Рядом шли разухабистые петлюровцы, одетые в синие шаровары, желтые кофты и папахи, из-под которых торчали символические оселедцы. По поселкам на бричках, в шарабанах и каких-то купеческих фаэтонах с гиком и свистом катилась гуляйпольская банда Нестора Махно.
Шел восемнадцатый год.


В эти тяжелые дни на Каменском заводе Южно-металлургического общества, расположенном на высоком берегу Днепра, раздались долгие, протяжные гудки тревоги. Они врывались в цехи, в мастерские и маленькие кривые дома рабочих поселков, отрывали людей от пламени вагранок и кипящего в котлах металла, вызывали всех на улицу, к винтовкам. Гудки звенели в воздухе, точно деревенский набат в часы пожара. Тысячи каменских рабочих стали тогда в строй наспех сформированных, плохо вооруженных красногвардейских полков.

 

Суровые, нахмуренные, голодные люди вышли на защиту родной земли, своих домов, своего завода. В этих стихийно рожденных полках были и старики, помнившие сопки Манчжурии, и юнцы, впервые взглянувшие на жизнь под гул войны и революции, и среди них светлоголовый пятнадцатилетний рабочий — подросток Ваня, потянувшийся за отцом, братьями, за всем заводом.


На днях на линии фронта, в тесной хате, увешанной семейными карточками и цветными открытками, собралось несколько бойцов и командиров четырнадцатой Гвардейской дивизии. Они пришли сюда с автоматами и винтовками, слушали баяниста, который, перебирая клавиши, играл и пел задушевную песню «Спят курганы темные». В углу хаты молча сидел человек в ушанке и дубленом полушубке. Он, казалось, не слышал ни песни, ни орудийного гула, не прекращавшегося несмотря на поздний час.


Неожиданно в хату вошел высокий полный человек и мгновенно раздалась команда: «Смирно!» Все встали. Это был член Военного Совета фронта. В морозную ночь в хате при тусклом свете керосиновой лампы он поздравлял бойцов и командиров с правительственными наградами, пожимал им руки и вручал ордена и медали. К столу подходили автоматчики, стрелки, саперы: Александр Руденко, Семен Таран, Филипп Дунской, Афанасий Захарченко, Иван Макаренко...


В хате было тихо, не было слышно ни оркестра, ни ответных речей, но все получалось очень торжественно. Стреляли пушки, и воины Красной Армии, получая награду, коротко чеканили: «Служу Советскому Союзу!»
Затем был прочитан Указ Президиума Верховного Совета СССР: «За образцовое выполнение боевых зада-ний командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и героизм — присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»...


Человек, сидевший в углу, снял полушубок, ушанку и, одернув гимнастерку, подошел к столу. Он получил две коробочки — с орденом и медалью и красную с золотым тиснением книжку. Его светлые, умные глаза искрились, на лицо легла улыбка. Его речь была взволнованной и кончалась короткими, как выстрел, словами: «Всю свою кровь до последней капли я отдам Родине».

 

Через минуту Звезда висела уже на груди этого человека, и свет лампы красными бликами лег на каждом из пяти ее делений. От этого она стала особенно красивой, и казалось, что рубины горят на золоте. Каждая Звезда Героя Советского Союза, выданная в нашей стране людям, покрывшим свои имена вечной славой, имеет свою историю, полную отваги, смелости, борьбы жизни со смертью. И каждый человек, получая «Золотую Звезду» где бы то ни было — в сверкающем люстрами Кремлевском дворце или в деревенской избе при свете керосиновой лампы,— овеян народной славой за свою великолепную жизнь, отвагу, подвиги, презрение к смерти.


Со дня тревожных гудков Каменского завода прошло двадцать четыре года. Подросток Ваня прошел сквозь дым гражданской войны, дрался на Украине с немцами, в Крыму с войсками барона Врангеля, на родных проселочных путях с махновцами, в далеких южных песках с басмачами.


Затем учеба, курсы, академия, теоретические изыскания на больших картах, исчерченных красным и синим карандашами, новые мысли, идеи, вдохновение полководца.


Так пришла зрелость воина.


Август прошлого года. Тяжелые изнуряющие бои на правобережной Украине, Одесса и Николаев в опасности. Немцы замкнули кольцо окружения на восточном берегу реки Ингул. Нужно было прорваться в район станций Грейгово, уничтожить германские полки и вывести части к Днепру. Горно-стрелковая сосредоточилась в районе Пересадки и в три часа утра, когда лента зари легла на востоке, бросилась в атаку.


Это был знаменитый грейговский бой. Он длился долго. Наши артиллеристы били по станции прямой на-водкой, пулеметчики косили немцев, пехотинцы капитана Гомзы, лейтенанта Ковтуна, майора Заславского шли на орудийные гнезда врагов, саперы врывались в станцию. Вся дивизия, все ее командиры, комиссары, политруки участвовали в этой битве. В последнюю минуту старший лейтенант Колоколов возглавил комендантский взвод, снял с машин шоферов и повел их в атаку. Полковник, командовавший этой операцией, все время находился на поле сражения. Он появлялся то в одном, то в другом месте, подавая отрывистые слова команды, увлекая за собой батальоны и полки.


— Назад пути нет! — кричал он и спешил на другой участок.


К вечеру немцы, оставив много трупов, в беспорядке отступили, открыв дорогу на восток. Все части, находившиеся в окружении за Ингулом, вышли через станцию Грейгово и хутор Мариевка к Приднепровью. Операция была продумана и проведена блестяще.


В избе, где только что вручали правительственные награды, было тихо. Иван Михайлович Шепетов командир четырнадцатой Гвардейской дивизии — сидел молча. Он о чем-то думал. Может быть вспоминал весь свой путь от Каменского завода до сегодняшнего дня. На груди его блестела Золотая Звезда, сверкая рядом с орденами Ленина и Красного Знамени. Шепетов встал, улыбнулся, как улыбаются люди, познавшие счастье творческого удовлетворения, и вышел из хаты. Была темная ветреная ночь. На западе всполохами поднимались огни немецких ракет, затем исчезали. Бойцы в строю проходили по широкой дороге и пели песню «Спят курганы темные». На утро было назначено наступление. В ночной тьме быстро исчезли сани, и только глухо доносились скрип полозьев да топот конских копыт.
М. Мержанов. Действующая армия.



Опубликовано 19.04.2013

47209 просмотров страниц сайта infodz.com.ua - город Каменское (Днепродзержинск) за May 2020г.